О методе лечения

Повторное Облучение с помощью Протонной Терапии при Рецидивных Глиомах

Краткое описание

  • Цель: Оценить эффективность и толерантность к повторному облучению с помощью протонной терапии (ПТ) у пациентов с рецидивными глиомами.
  • Пациенты и методы: Между  2005 и 2012 гг., 20 пациентам с рецидивными глиомами было проведено повторное облучение с  помощью протонной терапии в Центре Протонной Терапии при Университете Индианы. Трое имели глиомы низкой степени злокачественности (НСГ, Всемирная Организация Здоровья степень I/II), четверо имели глиомы III степени, и 13 пациентов имели глиобластому (ГБМ, Всемирная Организация Здоровья степень  IV). Средний промежуток времени между первым облучением и повторным облучением был 17.4, 62.8, и 15.3 месяцев для НСГ, глиом III степени и ГБМ, соответственно. Средняя доза облучения была 30, 59.4, и 54 Гр (ОБЭ) для опухолей низкой степени злокачественности, III степени, и  IV степени, соответственно.
  • Результаты: Последующее время после повторного облучения в среднем составило 8.3 месяца (от 1.4 до 25.3), и  30% пациентов были живы во время последующей оценки. Только 1 пациент с НСГ умер. Средняя общая выживаемость (ОВ) со времени первоначальной диагностики патологии составила 115.9 месяцев и 20.4 месяцев, соответственно для глиом   III  степени и ГБМ. Средняя выживаемость со времени завершения повторного облучения была 24.9 месяца  для глиом   III  степени и 7.8 месяцев для ГБМ. При однофакторном анализе значимые факторы, относящиеся к ОВ со времени первоначальной диагностики  патологии, включали в себя возраст при возобновлении лечения, промежуток времени между первым облучением и протонной терапией, и объём хирургической резекции. Степень и доза первой лучевой терапии были значимы на пограничном уровне. Возраст был единственным значимым фактором, относящимся к ОВ, со времени возобновления лечения. Большинство пациентов хорошо перенесли повторное облучение; тем не менее, у 2 пациентов развился лучевой некроз. Одному пациенту провели операционное лечение, а другие принимали стероиды и прошли гипербарическую кислородную терапию.
  • Заключение: Повторное протонное облучение рецидивных глиом, в целом, переносится хорошо и связано с благоприятной долгосрочной выживаемостью у пациентов с НСГ и глиомами III степени. Коэффициент возникновения лучевого некроза составил 10%, что является незначительным показателем, учитывая высокую суммарную дозу облучения у этих пациентов.

Введение

Глиомы, самый распространённый вид  первичных опухолей головного мозга среди взрослых, появляются у 4-5 из 100,000 человек [1]. Несмотря на достижения в хирургии, медицинской терапии и лучевой терапии, прогноз для больных с глиомами  III и IV степени согласно Всемирной Организации Здоровья (ВОЗ) остаётся малоутешительным, и существует высокая скорость прогрессирования болезни на локальном уровне [2]. Подавляющее большинство рецидивов опухоли возникает в ранее облучённой ткани внутри или рядом с ложе опухоли   [1, 3–5]. Максимальная хирургическая резекция с последующим адъювантным облучением и / или химиотерапией  является стандартом лечения. Лечение рецидивных глиом включает в себя хирургическую резекцию и дополнительную химиотерапию, в то время как повторное облучение играет более ограниченную роль из-за опасений, связанных с развитием лучевого некроза ввиду высокой суммарной дозы облучения. Предыдущие отчёты показали, что радиохирургия может быть безопасной и эффективной при небольших рецидивах [6, 7],  и гипофракционная стереотаксическая дистанционная лучевая терапия использовалась для, в некоторой степени, больших объёмов облучаемых тканей [4, 7–10]; общая выживаемость (ОВ) после повторного облучения составляет между 7 и 11 месяцами [3, 7, 8, 10, 11]. С учётом большой суммарной дозы облучения существуют отчёты о развитии лучевого некроза, и частота его возникновения варьируется от 0% до 20% с использованием этих методов   [3, 4, 8, 10, 11]; тем не менее, мало исследований оценивает безопасность и действенность протонной терапии (ПТ) при рецидивных глиомах.
По сравнению с фотонной терапией, ПТ имеет дозиметрические преимущества. Пик Брэгга энергии протонов вызывает падение дозы почти до нуля дистально к мишени. При лечении рецидивных глиом ПТ может применяться с использованием  некомпланарных пучков, в том числе,  вертексных пучков, чтобы свести к минимуму повторное облучение ранее облученной ткани головного мозга; преимуществом является то, что нет никакой дозы на выходе за пределами мишени, что еще больше уменьшает объем ранее облученной ткани головного мозга, получающей дополнительную дозу.

Пациенты и Методы

Анамнезы 127 пациентов с глиомами, прошедших лечение ПТ в период между  2005 и 2012 гг., были пересмотрены после одобрения экспертным советом организации. Из этих пациентов, 20 проходили лечение  с применением лучевой терапии и имели позднее рецидивы в этой же области или краевые рецидивы. Характеристики пациентов приведены в Таблице 1. Из-за небольшого количества пациентов, больные с глиомами низкой степени злокачественности  (НСГ; ВОЗ степени  I и II) также были включены в анализ. Пациенты с первичными глиомами ствола головного мозга были исключены из данного исследования, и классификация оценки проводилась на основе последнего гистопатологического заключения пациента для всех ожидаемых результатов. Средний возраст при возобновлении лечения был 19.1 лет (от 11.2 до 30.3 лет) при НСГ, 34.3 года (от  27.3 to 49.4 лет) при глиомах III степени, и 56.7 лет (от 16.7 to 73.3 лет) при глиомах IV степени (глиобластомах [ГБМ]).

Характеристики пациента.
Всем пациентам было осуществлено  нейрохирургическое вмешательство до  проведения первой лучевой терапии. У трёх пациентов были НСГ, у 4 пациентов – глиомы   III степени согласно ВОЗ и 13 пациентов имели ГБМ. Средняя доза первого облучения была 48 Гр (от 36 до 54) при НСГ, по сравнению с  59.6 Гр (от 59.4 до 60) при глиомах  III степени  и 59.4 Гр (от 54 до 60) при ГБМ (Таблица 2). Ни одному из пациентов с НСГ не была проведена дополнительная резекция во время проявления рецидива, по сравнению с 3 из 4 пациентов с НСГ и 6 из 13 пациентов с ГБМ. Средний промежуток времени между последним облучением и повторным облучением с помощью протонной терапии составил 17.4 месяцев (от 13.6 до 91.1; в среднем, 40.7), 62.8 месяца (от 33 до 152.4), и 15.3 месяцев (от 5.3 до 152.6) при НСГ, глиомах III степени, и ГБМ соответственно. Ни  один из пациентов с НСГ не проходил одновременную или дополнительную химиотерапию, по сравнению с 75.0% и 61.5% пациентов с НСГ и ГБМ соответственно. Рецидив опухоли был выявлен с помощью последующей магнитно-резонансной томографии (МРТ).
Смотреть крупную версию(25K) 

Результаты.
Всем пациентам была проведена  фракционная протонная терапия во время проявления рецидива. Использовались стандартные методы иммобилизации для обеспечения точного моделирования и ежедневного изменения положения для проведения лечения. Как компьютерная томография, так и МРТ - сканирование использовались для трёхмерного планирования лечения. Макроскопический объём опухоли определялся как  усиливающая контраст область  на Т1 взвешенной МРТ, и планируемый лечебный объём мишени (ПМО) определялся как макроскопический объём опухоли плюс край, предназначенный для компенсирования возможных неопределённостей  в поставке протонов и при разном положении пациента.  Средний ПМО при возобновлении лечения составил 130.0, 131.9, и 84.4 см3 при НСГ, глиомах III степени и ГБМ соответственно.
Планирование лечения осуществлялось либо на XiO, Elekta CMS (Сент-Луис, Миссури), версии 4.2.2 либо на  Eclipse компании Varian Medical Systems (Пало-Альто, Калифорния), версии 10.0.39; с использованием от 1 до 4 схем, часто с  чередующимися ежедневно пучками лучей и способами реализации. Поля выбирались на основании щадящего отношения к органам в зоне риска (ствол головного мозга, перекрест зрительных нервов,   височные доли), а также с попыткой ограничения дозы для ранее облученной здоровой паренхимы мозга. Пучки формировались с помощью отверстий латунной головки, а глубина введения дозы моделировалась с помощью люцитовых компенсаторов. Средняя доза повторного облучения была   54 Гр (от 30 до 59.4) при НСГ, 59.4 Гр (от 37.5 до 60) при глиомах III степени, and 54 Гр (от 30 до 60) при ГБМ. Химиотерапия была применена у пациентов по установлению лечащего пациента химиотерапевта.

Режимы химиотерапии.
После завершения протонной терапии пациентам повторно провели МРТ-сканирование. Также использовалась МРТ - спектроскопия, если МРТ не могла определить прогрессирование против действия излучения. Первичным ожидаемым результатом этого анализа была выживаемость.  Перед повторным облучением пациенты были распределены на группы по принципу степени развития действующей патологии согласно ВОЗ.   У одного из пациентов с ГБМ был предварительный диагноз глиомы   III  степени, и один из пациентов с опухолью III  степени ранее проходил лечение НСГ. Общую выживаемость вычисляли со времени первоначальной диагностики патологической ткани, и выживаемость после повторного облучения рассчитывалась по завершении протонной терапии с использованием метода Каплана-Майера [12]. Статистический анализ осуществлялся с использованием статистического программного обеспечения    MedCalc (программное обеспечение MedCalc версии 15.2, Остенде, Бельгия).  Влияние прогностических факторов на выживаемость больных оценивалось с помощью регрессионной модели пропорциональных рисков Кокса [13]. По результатам однофакторного анализа (P < .05)  была признана значимость факторов, которые затем были включены в многомерный анализ.

Результаты
Средняя суммарная  предписанная доза при первых и повторных курсах лучевой терапии составила 84 Гр (от 64.8 до 95.4) при НСГ, 101.4 Гр (от 97.5 до 119.4) при глиомах III степени и 108.2 Гр (от 89.4 до 185.4) при ГБМ. Большинство пациентов хорошо перенесли ПТ. Острая токсичность вызвала 1 и 2 степень облысения, головные боли и кожную эритему. При повторном облучении ГБМ лечение было прекращено у одного пациента, так как он хотел проведение следующего нейрохирургического вмешательства. Во время осуществления анализа все пациенты, имеющие глиомы  III степени и ГБМ, скончались из-за прогрессирования опухоли. Из трёх пациентов, получивших повторное облучение при НСГ, один умер; последующее наблюдение выживших пациентов составило 66.0 и 9.7 месяцев.
В нашей группе, состоящей из 20 пациентов, были два случая развития лучевого некроза. Один из них был лучевой некроз 1 степени, который развивался бессимптомно; он был диагностирован с помощью рентгенографии; и лечился с применением стероидов, гипербарической кислородной терапии, витамина Е и пентоксифиллина. Второй пациент был диагностирован клинически и рентгенографическим методом. Ему была проведена хирургическая резекция, где патологические тесты показали развитие лучевого некроза и стойкую опухоль. Суммарная доза облучения у двух пациентов, у которых возник лучевой некроз, была   89.4 и 118 Гр, и промежуток времени между двумя курсами облучения составил  8.5 и 63 месяца. Возраст у пациентов, у которых развился лучевой некроз, был  27.3 и 58.4 лет, и каждый  них имел разную гистологию; у одного пациента была ГБМ, а у другого - анапластическая олигодендроглиома (III степень).
У пациентов с глиомами  III степени, средняя ОВ со времени первоначального диагностирования опухоли составила  115.9 месяцев, в то время как средняя ОВ при ГБМ составила  20.4 месяцев (Рисунок 1). Средняя ОВ после завершения повторного облучения составила 10.2 месяцев  при глиомах III степени и 8.2 месяцев при ГБМ (Рисунок 2). Средняя продолжительность времени до прогрессирования опухоли после повторного облучения составила  5.26 месяцев (от 0.53 до 21.9) при ГБМ. Хотя большинство пациентов с НСГ и глиомами III степени прошли последующее диагностическое исследование с визуализацией после повторного облучения, малое количество случаев прогрессирования, подтверждённое результатами диагностического исследования с визуализацией,  делало невозможным оценку времени до локального прогрессирования при НСГ и глиомах III степени.

Общая выживаемость (ОВ) после завершения повторного облучения на основе оценки последней патологии согласно Всемирной Организации Здоровья.

При однофакторном анализе возраст на момент возобновления лечения (P = .0006), доза первоначальной ЛТ (P = .035), доза повторного облучения (P = .014), промежуток между курсами  ЛТ  (P = .014), и тот факт, была или нет у  пациента  полная резекция опухоли во время первичной операции (в сравнении с субтотальной резекцией опухоли или биопсией; P = .050), были значимыми факторами, относящимися к ОВ со времени первоначального диагностирования патологии. Степень злокачественности (ГБМ в сравнении с НСГ, P=0.0543) была значимой на пограничном уровне. Другие проанализированные факторы, которые не были значимыми в прогнозировании ОВ со времени первоначального диагностирования патологии, при однофакторном анализе включали в себя применение химиотерапии в период возобновления лечения (P = .14), ПМО первичной лучевой терапии (P = .706), ПМО для повторного облучения    (P = .904), и общую поставленную дозу (P = .8661). При многомерном анализе доза первоначальной ЛТ была признана значимой в прогнозировании ОВ со времени первоначального диагностирования патологии (P = .036), в то время как промежуток времени между курсами облучения был значимым на пограничном уровне (P = .069).  Возраст (P = .011) был единственным фактором, который оставался значимым в прогнозировании ОВ после завершения повторного протонного облучения при однофакторном анализе, в то время как промежуток времени между курсами ЛТ (P = .079), степень злокачественности (ГБМ, P = .0547), и осуществление полной резекции опухоли  (P = .077), являлись значимыми на пограничном уровне.

Обсуждение

Местный рецидив глиом остаётся серьёзной проблемой, несмотря на развитие агрессивной комбинированной терапии [1]. Лечение рецидивной глиомы осуществляется с учётом особенностей случая болезни пациента. Повторная хирургическая резекция часто предпочтительна для пациентов, чьё общее состояние требует дополнительного проведения операции, и размер и положение рецидива поддаются резекции. К несчастью, невозможно осуществить полную резекцию из-за инфильтративного характера глиальных опухолей [9, 14].  Одно из немногих рандомизированных испытаний, учитывающих  рецидивные ГБМ, показало, что добавление полимерных капсул с кармустином во время резекции значительно улучшило среднюю выживаемость по сравнению с плацебо-полимером [15].
Ещё один вариант лечения - это системная химиотерапия. Несмотря на то, что в последние годы были достижения в разработке агентов химиотерапии, большинство исследований показало, что существует лишь минимальное преимущество применения химиотерапии при лечении злокачественных глиом [10, 15–20].  В исследованиях фазы II  было доказано, что целевой агент бевацизумаб способствует прекращению прогрессирования опухолей в течение 6 месяцев и улучшению ОВ, и на данный момент Управление по контролю пищевых продуктов и лекарственных средств одобрило лечение рецидивных ГБМ [10, 21]. Тем не менее, химиотерапия не бывает без токсичных побочных действий. Гипертония и повышенный риск развития тромбоэмболических событий связаны с терапией бевацизумабом, и стоимость поддерживающей терапии может быть высокой [22, 23]. Повторное фотонное облучение - ещё один терапевтический вариант лечения рецидивных опухолей.
Стереотаксическая радиохирургия (СРХ) является перспективным вариантом лечения пациентов с небольшими рецидивами, так как токсичность увеличивается по мере увеличения объёма лечения [7, 24, 25].   Фракционирование лучевой терапии может снизить до минимума токсичность дополнительного облучения путём использования радиобиологических преимуществ, наблюдаемых при фракционировании [3, 11].  Химиорадиотерапия стала стандартом лечения для впервые диагностированных глиом высокой степени злокачественности, но её роль при лечении рецидивных опухолей менее понятна. Фракционная стереотаксическая лучевая терапия в сочетании с темозоломидом рецидивных  глиом высокой степени злокачественности в большинстве случаев переносится хорошо, но она показала лишь незначительные благоприятные показатели выживаемости [9, 10, 26].
На сегодняшний день, ни одно исследование не дало оценку эффективности и безопасности фракционной протонной терапии при рецидивных глиомах. Вся радиационная доза протонов выделяется в ткани на последних миллиметрах пробега частиц; этот максимум называют Брегговским пиком, что является их преимуществом  для точной доставки дозы к мишени. Это позволяет использование углов вертексного пучка, где накопление дозы происходит в области головного мозга, которая  обычно не подвергается облучению. Эти уникальные особенности протонной терапии могут быть щадящими для большого объёма окружающей здоровой ткани, прилегающей к ранее облучённому опухолевому очагу. Это может иметь огромное значение при повторном облучении, так как большой объём окружающей ткани подвергался воздействию высоких доз облучения при первичном лечении.
Это исследование показывает, что большие мишени можно повторно лечить с помощью протонной терапии с ОВ, составляющей после завершения ПТ 10.2 месяцев при глиомах III степени и 8.2 месяцев при ГБМ. Это сопоставимо с исследованиями повторного облучения с применением однократной фракционной и многократной фракционной СРХ [4, 8,10, 11];   однако, разнообразие популяции пациентов как в исследовании, на которое даётся ссылка, так и в текущем исследовании делает прямое сравнение трудным. Кроме этого, в текущем исследовании подвергались лечению большие объёмы со средними ПМО от 84 до 134.6 см3 по сравнению с опубликованными исследованиями однократной фракционной и многократной фракционной СРХ, где средний ПМО был от 22 до 49 см3. Следует отметить, что Чжо и др. [7] и Фог и др. [8]  также обнаружили, что меньшие ПМО были связаны с увеличением ОВ при лечении СРХ. В текущем исследовании, не была найдена взаимосвязь между ОВ и размером ПМО. Это указывает на то, что фракционная ПТ может быть менее зависимой от увеличения размера мишени по сравнению с СРХ. В нашей исследуемой группе у двух пациентов (10%) развился лучевой некроз. Несмотря на больший размер мишени, наши результаты схожи с результатами исследований однократной фракционной и многократной фракционной СРХ с опубликованными коэффициентами от   0% до 20% [3, 4, 8, 10, 11]. Частота возникновения лучевого некроза обычно достигает своего максимума приблизительно от 1 до 3 лет после ЛТ, но этот коэффициент может широко варьироваться [5]. Таким образом, несмотря на то, что эти пациенты имеют высокий риск развития лучевого некроза из-за полученной большой суммарной  дозы и большого объёма повторного облучения мишени, их неблагоприятный прогноз может предотвратить  у них развитие клинически значимого некроза.
В нашем исследовании возраст был единственным статистически значимым фактором, прогнозирующим ОВ после повторного облучения, в то время как промежуток времени между курсами ЛТ, степень злокачественности опухоли и объём первоначальной операции были значимыми на пограничном уровне. Таблица 4 суммирует данные после диагностики и Таблица 5  суммирует данные после проведения повторного облучения Важно отметить, что все долгожители были пациентами молодого возраста   с НСГ; поэтому, этот факт может исказить данные. Тем не менее, существует соглашение с Фог и др. [8], где более молодой возраст также прогнозировал увеличение выживаемости после повторного облучения с помощью гипофракционной СРХ.  В нашем исследовании промежуток времени между курсами ЛТ был значимым на пограничном уровне, результат, ранее описанный Гросу и др. [9] в статье о фракционной СРХ с использованием позитронно-эмиссионной томографии с аминокислотой/компьютерной томографии/МРТ при рецидивных глиомах [9]. Это явление может отражать биологию опухоли в том, что более агрессивные или радиорезистентные опухоли рецидивируют быстрее, что приводит к худшему прогнозу после повторного облучения по сравнению с теми, которые имеют более длительный безрецидивный интервал. Тем не менее, это отличается от исследования Фог и др. [8], где у пациентов, у которых возникал рецидив в течение 6 месяцев  после первоначального лечения, показатель ОВ не был хуже, чем у тех больных, у которых возникал рецидив после 6 месяцев.

Заключение

При рецидивных глиомах повторное облучение с помощью протонной терапии является эффективным вариантом лечения. Большие объёмы лечения могут подвергаться высоким дозам повторного облучения с показателями токсичности, схожими с фракционной стереотаксической лучевой терапией. Проспективные исследования нужны для дальнейшей оценки, особенно у молодых пациентов и пациентов с более продолжительным промежутком времени между курсами ЛТ, поскольку эти пациенты могут получить больше пользы от повторного облучения.

Ссылка на статью:
Джеймс О. Голл, Марк В. МакДоналд, Виктор Симоне, и Джефри К. Буксбаум (2015 г.) Повторное Облучение с помощью Протонной Терапии при Рецидивных Глиомах. Международный Журнал о Лучевой Терапии Заряженными Частицами: Лето 2015 г, Том 2, Номер 1, стр. 11-18.

Авторы:
перевод - Алсу Ибраева, адаптация - Анна Кучмий
Источник:
Поделиться:

Статьи по теме

О методе лечения
Предварительные результаты протонной терапии немелкоклеточного рака легкого III стадии

Во всем мире продолжает расти заболеваемость раком легких, и данное заболевание остается одной из наиболее распространенных причин смертности онкологических пациентов 1. Рак легких составляет около 20% смертей, связанных с онкологическими заболеваниями, что составило примерно 70000 смертей за один год 2. Клинические исходы рака легких улучшились с введением химиолучевой терапии, но прогноз неоперабельного НМРЛ III стадии остается неблагоприятным. Для пациентов с III стадией немелкоклеточного рака легкого ПТ может оказаться вариантом эффективного и безопасного лечения. 

О методе лечения
Подготовка педиатрических пациентов перед проведением протонной терапии

Анестезия часто используется в протонной терапии (ПТ) для педиатрических пациентов, что может продлить время процедуры. Целью исследования было изучение подготовки педиатрических пациентов для обеспечения бесперебойную работу ПТ.

О методе лечения
Каковы преимущества протонной терапии для больных раком молочной железы?

Точность и низкое воздействие излучения при протонной лучевой терапии являются неинвазивными, и этот малоопасный метод для лечения рака молочной железы используется для уничтожения раковых клеток или тканей.

О методе лечения
Клиническое исследование о применении протонотерапии в лечении рака анального канала

ЦИНЦИННАТИ — Клиническое исследование, проходившее в медицинском центре детской больницы Цинциннати /центре протонной терапии УЦ, изучает особенности данного вида излучения, чтобы улучшить исходы и качество жизни пациентов с раком анального канала.

О методе лечения
Лечение глиобластомы с помощью протонной терапии

Сейчас многие из наших пациентов, имеющих глиобластому, живут гораздо дольше, чем это было в прошлом. Снижая объём здоровых участков головного мозга, подвергающихся облучению при лучевой терапии, мы надеемся, что пациенты будут иметь лучшие когнитивные функции, лучшее качество жизни, и это имеет значение не только для пациентов, но также и для их семей и лиц, осуществляющих уход за ними.

О методе лечения
ОБЭ протонов: 1,1 — это просто миф?

Раде Мохан продемонстрировал результаты опытов, во время которых ОБЭ была исследована на разной глубине сканирующих протонных лучей и по множественным клеточным линиям.

О методе лечения
Тематический обзор: Значения относительной биологической эффективности (ОБЭ) для протонной лучевой терапии. Вариации в зависимости от биологических параметров, дозы и линейной передачи энергии

Основанный на доступных в опубликованной литературе экспериментальных данных, данный обзор содержит анализ взаимосвязи ОБЭ с дозой, биологической системой и физическими свойствами протонных лучей. 

О методе лечения
Научное исследование: Расчеты дневной дозы, основанные на конусно-лучевой компьютерной томографии и деформируемой регистрации для адаптивной протонной терапии.

Расчеты дозы протонов, основанные на ДРИ и КЛКТ показали многообещающие результаты. Тем не менее, расчеты протонной дозы были более чувствительны к ошибкам регистрации, нежели дозы ЛТМИ, в частности, в областях с высоким градиентом дозы.

 

О методе лечения
Задержка дыхания безопасна при проведении протонной терапии с PBS

Протонная терапия с использованием PBS (сканирования карандашным пучком) передает к опухоли более точную дозу облучения по сравнению с пассивно рассеянными протонами или протонной терапией. Тем не менее, при лечении опухолей в движущихся органах, например, в легких, могут возникнуть сложности, вызванные несовпадением между движением опухоли и движением протонного луча. 

О методе лечения
Трудности использования протонов для лечения детей

Благодаря своей способности передавать высокодозное конформное облучение при минимальном воздействии на ткани, не подлежащие облучению, протонная терапия идеально подходит для пациентов детского возраста. Но, как пояснила Анита Махаян на собрании  PTCOG 52 в г. Эссен (Германия), при лечении детей врачи сталкиваются со специфическими трудностями и ограничениями.

О методе лечения
7-летняя девочка из Индианы с опухолью мозга проходит специальное лечение протонами

У Линли доброкачественная опухоль мозга величиной с грецкий орех, которая называется краниофарингиома. Она окружает железу, регулирующую выработку жизненно важных гормонов и может вызвать нарушения зрения.

О методе лечения
Протонная терапия «так же эффективна и менее токсична»

Протонная терапия так же эффективна для лечения медуллобластомы — опухоли мозга у детей, — как и традиционная лучевая терапия; более того, она имеет меньше отдаленных побочных эффектов, таких как потеря слуха и когнитивные расстройства. К такому выводу пришли эксперты Массачусеттской многопрофильной больницы (MGH) в результате проведенного исследования.

О методе лечения
Протонная терапия рака анального канала с применением технологии сканирования тонким карандашным пучком

Представлено исследование, сопоставляющее планы лечения фотонной лучевой терапии (IMRT) и сканирующей протонной лучевой терапии (PBT) плоскоклеточного рака анального канала. Планы PBT предлагают значительное снижение (>50%, P=0.008) доз облучения тонкого кишечника, костного мозга в тазовых костях, тем самым предлагая потенциальную возможность снижения облучения кишечника и гематоксичности.

О методе лечения
Семья на седьмом небе от счастья – рак Дестини в стадии ремиссии

Маленькая девочка, сражавшаяся за свою жизнь, наконец начала побеждать, и рак отступает.

О методе лечения
Перспективы и препятствия радиотерапии тяжелыми частицами. Часть I

Протонная терапия как наиболее распространенная форма радиационной терапии с использованием тяжелых частиц не является новым изобретением, но она получила большую огласку в связи с высокой ценой установки оборудования и эксплуатации в быстро возрастающем количестве лечебных центров

О методе лечения
Перспективы и препятствия радиотерапии тяжелыми частицами. Часть II

Протонная терапия как наиболее распространенная форма радиационной терапии с использованием тяжелых частиц не является новым изобретением, но она получила большую огласку в связи с высокой ценой установки оборудования и эксплуатации в быстро возрастающем количестве лечебных центров

О методе лечения
Протонная терапия и химиотерапия для лечения мелкоклеточного рака легких

Флоридский институт протонной терапии представил результаты лечения одновременной химиотерапией и протонной терапией первых шестерых больных мелкоклеточным раком.

О методе лечения
А знали ли вы?

О методе лечения
Протонная терапия оказалась единственной надеждой для женщины из Нью-Йорка которая испытала на себе последствия традиционной лучевой терапии

В течение 13 лет Мэри Ланути жила здоровой женщиной, любящей свой дом и семью. Но побочный эффект традиционной радиотерапии, использовавшейся для лечения рака прямой кишки 13 лет назад, проявился. Мэри была шокирована обнаружив что она снова больна раком.

 

О методе лечения
Случай для протонной терапии

Из разговора на встрече Американского Сообщества Клинической Онкологии: Анита Махаджан, глав-врач из Техасского Университета M.D. Anderson Cancer Center в Хьюстоне.

О методе лечения
О режиме активного сканирования карандашным пучком (PBS)

Как известно, протонная терапия является наиболее безопасным и совершенным методом, с точки зрения снижения побочных эффектов. Но при этом технология подведения пучка к опухоли не стоит на месте и продолжает развиваться.

О методе лечения
Протонная терапия: достижения и значимые преимущества

Мы являемся свидетелями новой эры протонной терапии. В течение трех последних десятилетий исследования были сфокусированы в основном на случаях при опухолях головного мозга, простаты и случаях в педиатрии. Теперь исследователи обратили внимание на клинически значимые преимущества метода в случаях с высоким уровнем заболеваемости. Особенно это относится к раку легкого и раку молочной железы. Начальные результаты доказывают перспективность работ, особенно для рака легких, который остается опасностью №1.

О методе лечения
Пациенты, получавшие лечение рака предстательной железы (РПЖ) на системах протонной терапии, довольны результатами

Исследования, относящиеся к раку предстательной железы у пациентов, получавших протонную терапию, показали хороший результат и общую удовлетворенность лечением.В докладе, опубликованном на прошлой неделе на Национальной Конференции Протонной Терапии в Вашингтоне, округ Колумбия, включил 2,000 пациентов, с 1991 по 2010 год прошедших курс протонной терапии в ходе лечения рака простаты.

О методе лечения
Протонная терапия: неизведанные границы и доказанные клинические результаты

Эффективность протонной терапии при лечении рака была успешно доказана на опыте лечения более 83 000 пациентов.