О методе лечения

Предварительные результаты протонной терапии немелкоклеточного рака легкого III стадии

Предпосылки и цель исследования
Была проведена  ретроспективная предварительная оценка эффективности и токсичности протонной терапии (ПТ) немелкоклеточного рака легкого III стадии

Методы
С января 2009 года по август 2013 года 27 пациентов (26 мужчин, 1 женщина) с III стадией немелкоклеточного рака легкого перенесли ПТ. Значение относительной биологической эффективности протонного пучка было определен как 1,1. Энергия пучка и расширенный пик Брэгга были отлажены таким образом, что 90% изодозной кривой назначенной дозы охватило планируемый объем мишени. Из 27 пациентов 11 прошли курс неоадъювантной химиотерапии. Кривые кумулятивной выживаемости были рассчитаны с помощью метода Каплана–Мейера. Токсичность лечения была оценена с использованием 4 версии общих терминологических критериев нежелательных явлений.

Результаты
Средний возраст пациентов составил 72 года (диапазон: 57 – 91 год), и средняя продолжительность последующего наблюдения составила 15,4 месяца (диапазон: 7,8 – 36,9 месяцев). Клиническая стадия IIIA была у 14 пациентов (52%) и IIIB у 13 (48%). Средняя доза ПТ составляла 77 изоГр (диапазон: 66-86,4 изоГр). Общая выживаемость в группе составила 92,3% в 1 год и 51,1% во 2 год. Местно-регионарное прогрессирование случилось у 7 пациентов и отдаленные метастазы у 10. У 2 пациентов первичное прогрессирование возникло и местно-регионарно и отдаленно. Частота локального контроля на 1 и 2 году составила соответственно 68,1% и 36,4%. Выживаемость без прогрессирования на 1 и 2 году составила соответственно 39,9% и 21,4%. Два пациента перенесли токсичность 3 класса со стороны легких.

Выводы
Для пациентов с III стадией немелкоклеточного рака легкого ПТ может оказаться вариантом эффективного и безопасного лечения.

ВВЕДЕНИЕ

Во всем мире продолжает расти заболеваемость раком легких, и данное заболевание остается одной из наиболее распространенных причин смертности онкологических пациентов 1. В частности, в Японии среди мужчин и женщин растет смертность от рака легких. Рак легких составляет около 20% смертей, связанных с онкологическими заболеваниями, что составило примерно 70000 смертей за один год 2. В настоящее время химиолучевая терапия рекомендуется в качестве стандарта лечения пациентов с неоперабельным немелкоклеточным раком легкого III стадии (НМРЛ). Одновременное использование схем, включающих цисплатин и облучение более 60 Гр, также настоятельно рекомендуется 3–13. Клинические исходы рака легких улучшились с введением химиолучевой терапии, но прогноз неоперабельного НМРЛ III стадии остается неблагоприятным, средняя продолжительность жизни всего 16–22 месяцев и 5-летняя общая выживаемость всего лишь 15% – 20% 3–5, 14. Поэтому существует необходимость в безопасных способах повышения дозы при лучевой терапии, разработке молекулярно-направленных препаратов и новых противоопухолевых средств, чтобы улучшить клинические исходы у этих пациентов.
По сравнению с рентгеновским излучением протонные пучки обеспечивают лучшую концентрационную дозу благодаря характеристикам пика Брэгга, и позволяет увеличить дозу, которая доставляется опухоли, при снижении дозы, полученной окружающими здоровыми тканями. Поэтому предполагается, что преимущества протонотерапии (ПТ) в сопоставлении со стандартной лучевой терапией должны привести к снижению токсичности и улучшению клинических исходов. В нашем учреждении ПТ первоначально применялась преимущественно при лечении пациентов с I стадией НМРЛ. Однако, около 30% пациентов с НМРЛ имеют локальное прогрессирование заболевания с метастазированием в лимфатические узлы, и некоторые из этих пациентов считаются неоперабельными из-за возраста или других осложняющих факторов. Поэтому, начиная с 2009 года, мы также применили ПТ для лечения пациентов, у которых первичная опухоль и метастазы в лимфатические узлы находятся в непосредственной близости. Кроме того, мы назначаем ПТ вместе с химиотерапией пациентам, находящимся в общем удовлетворительном состоянии, потому что недавно было сообщено о хорошей переносимости у этих пациентов одновременной химиотерапии с ПТ 15, 16.
Цель настоящего исследования заключалась в том, чтобы сделать предварительную ретроспективную оценку эффективности и токсичности ПТ при лечении пациентов с III стадией НМРЛ.

МЕТОДЫ

Пациенты
В наше исследование было включено 27 пациентов с III стадией НМРЛ. Письменное информированное согласие было получено у всех пациентов после того, как они получили подробные объяснения клинической стадии и прогноза, целей, плана лечения, другие варианты лечения и нежелательных явлений. С января 2009 года по август 2013 все пациенты прошли ПТ с или без химиотерапии в Центре протонной терапии Южного Тохоку. Полная оценка пациента включала физикальное обследование, биопсию или цитологию (или то и другое) с помощью бронхоскопии, общий анализ крови, биохимический анализ крови, электрокардиограмму и функциональную диагностику органов дыхания. Определение клинической стадии по TNM (Международный противораковый союз, 6-е издание) проводилось с использованием рентгенограммы грудной клетки, компьютерной томографии (КТ) грудной клетки и брюшной полости и комбинированной позитронно- эмиссионной томографии с КТ (ПЭТ-КТ). Диспансерное наблюдение было инициировано в начале ПТ. Данные собирались до конца июля 2014 года.

Протонная терапия
В 3-мерной плановой процедуре лечения КТ-визуализация грудной клетки была выполнена в положении лежа на спине с интервалом в 2 мм и синхронизацией дыхания. Макроскопический объём опухоли определялся как объем первичной опухоли и метастазов в лимфатических узлах с помощью КТ и ПЭТ-КТ визуализации перед началом лечения. Лимфатические узлы с метастазами были определены по следующим признакам: размером 1 см или больше при КТ-визуализации или положительные на ПЭТ-КТ. Клинический объем мишени был определен как макроскопический объём опухоли плюс дополнительный отступ 5 мм во всех направлениях. Во всех случаях была исключена область, которую следовало бы пролечить с целью профилактики метастазирования в лимфатических узлах. Планируемый объем мишени был определен как клинический объем мишени плюс отступ 5 мм во всех направлениях и еще 2 мм отступ в краниокаудальном направлении в зависимости от дыхательных движений. Относительная биологическая эффективность протонного пучка была установлена как 1,117. Энергия пучка и расширенный пик Брэгга были отлажены таким образом, что 90% изодозной кривой назначенной дозы охватило планируемый объем мишени

Рисунок 1 показывает распределение дозы с противонаправленным облучением первичной опухоли и регионарных лимфатических узлов. Были установлены следующие ограничения дозы: для пищевода (≤55 изоГр), грудного отдела спинного мозга (≤40 изоГр), трахеи и бронхов (≤55 изоГр) и сердца (≤40 изоГр). Лечение проводилась в фазу окончания выдоха с помощью синхронизации дыхания. Синхронизация дыхания контролировалась с помощью лазерного дальномера, чтобы наблюдать за движением поверхности тела пациента.

Распределение дозы для (A) первичной опухоли и (B) регионарных лимфатических узлов с противонаправленным облучением

Химиотерапия
Перед ПТ 11 пациентов получили неоадъювантную химиотерапию; использовались разнообразные противораковые средства. Обычным курсом лечения большинства (7 пациентов) была комбинация карбоплатина и паклитаксела (64%) в виде внутривенной инфузии. Карбоплатин был назначен в дозе 3 – 6 auc (площадь под фармакокинетической кривой), а паклитаксел – 100–200 мг/м2. Перед ПТ все 11 пациентов перенесли 2 блока, соответствующих своему курсу лечения.

Оценка и анализ
Нашу группу пациентов с НМРЛ мы оценивали на общую выживаемость, локальный контроль, выживаемости без прогрессирования и токсичность ПТ. Пациенты подвергались динамическому наблюдению каждые 2–4 месяца в первый год и после этого каждые 4–6 месяцев. Во время последующего обследования пациенты прошли КТ или ПЭТ-КТ-визуализацию, а опухолевый ответ оценивался с использованием критериев оценки ответа опухоли на лечение 18. Кривые кумулятивной выживаемости были рассчитаны с первого дня ПТ по методу Каплана-Мейера, а значительные различия в выживаемости оценивались с использованием лог рангового критерия. Критерии хи-квадрат использовались для анализа факторов риска со стороны легких, а средние показатели были сопоставлены с помощью t-критериев. Весь анализ был проведен с использованием программного обеспечения Prism (версия 5.0f: Graph-Pad Software, Сан-Диего, Калифорния, США). Класс токсичности лечения был оценен с использованием 4 версии общих терминологических критериев нежелательных явлений. Острая и подострая токсичность была определена как произошедшая в течение 6 месяцев от начала ПТ, а поздняя токсичность была определена как произошедшая через 6 месяцев после начала лечения.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Характеристики пациентов
В Таблице I приведены характеристики пациентов, принявших участие в исследовании. 26 мужчин и 1 женщина, которые составили группу, имели средний возраст 72 года (диапазон: 57–91 год). Во время проведения анализа 13 пациентов выжили, но 14 пациентов умерло. Средний срок диспансерного наблюдения составил 15,4 месяца (диапазон: 7,8 – 36,9 месяцев) для всех пациентов и 14,5 месяцев (диапазон: 7,8 – 29,9 месяцев) для выживших пациентов. Клиническая стадия IIIA была у 14 пациентов (52%) и IIIB у 13 пациентов (48%). Гистологически 15 пациентов (55%) имели плоскоклеточный рак, 10 (37%) аденокарциному и 1 (4%) крупноклеточный рак. Гистологию опухоли с помощью биопсии и цитологии не удалось определить у 1 пациента. Неоадъювантная химиотерапия проводилась 11 пациентам перед ПТ.

ТАБЛИЦА I
Характеристики исследуемых пациентов

 

8.jpg

Средняя доза ПТ во всей группе составила 77 изоГр (диапазон: 66-86,4 изоГр). Число фракций колебалось от 25 до 37 (2 – 3,2 изоГр на фракцию). Средняя доза ПТ составила 76,2 изоГр для пациентов пролеченных только ПТ и 77,3 изоГр для пациентов, которым была назначена химиотерапия и ПТ, — незначительная разница по t-критерию. ПТ использовала 2 доступа у 16 больных (59%) и 1 доступ у 11 (41%).

Выживание и локальный контроль
Общая выживаемость в группе составила 92,3% за 1 год и 51,1% за 2 года  [Рисунок 2(A)]. 1-летняя общая выживаемость составила 87,5% для пациентов перенесших только ПТ (n = 16); этот же показатель достиг 100% для пациентов, которые помимо этого прошли химиотерапию (n = 11). Таким образом, выживание за 1 год было значительно улучшено благодаря химиотерапии (лог ранг p = 0,025), но различия в клинической стадии (IIIA и IIIB) и гистологии (плоскоклеточный рак по сравнению с аденокарциномой) не оказало существенного влияния на общую выживаемость.

РИСУНОК 2

(A) Общая выживаемость всех пациентов с III стадией немелкоклеточного рака легкого (n = 27). (B) Локальный контроль всех пациентов. (C) Выживаемость без прогрессирования всех пациентов.

12 пациентов умерли в результате прогрессирования основного заболевания. Еще 2 пациента умерли от пневмонии. 1- и 2-летние показатели локальной выживаемости без прогрессирования для всех пациентов соответственно составили 68,1% и 36,4% [Рисунок 2(B)]. 1-летняя частота локального контроля составила 62,4% для пациентов, получивших только ПТ; для пациентов, которые также прошли химиотерапию, этот показатель составил 72,7% (незначительная разница). Общая выживаемость значительно отличались в зависимости от клинической стадии (92,3% IIIA по сравнению с 38,9% IIIB, лог ранг p = 0,017) и гистологии (90% для аденокарциномы по сравнению с 56,6% для плоскоклеточного рака, лог ранг p = 0,047).

Ответ первичной опухоли и картина неблагоприятного исхода
Из 27 пациентов 8 (29,6%) сохраняли полный ответ до завершения наблюдения. Выживаемость без прогрессирования в группе составила 39,9% за 1 год и 21,4% за 2 года [Рисунок 2(C)]. 1-летний показатель выживаемости без прогрессирования составил 28,5% для пациентов, получавших только ПТ, и 54,5% для пациентов, которые также получили химиотерапию (незначительная разница). Выживаемость без прогрессирования за 1 год существенно отличалась и зависела от клинической стадии (57,1% IIIA по сравнению с 20,5% IIIB, лог ранг p = 0,032).


В Таблице II перечисляются участки начального прогрессирования. Начальное прогрессирование было местно-регионарным у 7 пациентов (26%) и отдаленным у 10 пациентов (37%). Также у 2 пациентов наблюдалось как местно-регионарное, так и отдаленное прогрессирование. Участками начального отдаленного метастазирования были кости у 4 пациентов, лимфатические узлы у 2 пациентов, надпочечники у 1 пациента, легкие у 1 пациента и несколько участков у 4 пациентов. На Рисунке 3 продемонстрированы снимки одного из пациентов, который испытал высокоположительный ответ.

9.jpg

РИСУНОК 3

Позитронно-эмиссионно томографические–компьютерно-томографические снимки 56-летнего мужчины с IIIB стадией плоскоклеточного рака. (A, B) Первичная опухоль (правой верхней доли и метастазы в регионарные лимфатические узлы) после неоадъювантной химиотерапии и до протонной терапии. (C, D) Через 6 месяцев после лечения первичная опухоль и метастазы в регионарные лимфатические узлы полностью исчезли.

Токсичность
В Таблице III представлены данные острой токсичности выше 2 класса и гематологическая токсичность после неоадъювантной химиотерапии. Ни один пациент не скончался в результате лечения токсичности.

10.jpg

Из 27 пациентов у 8 (29,6%) развился симптоматический пневмонит (≥ 2 класса), среднее время появления 2,95 месяца (диапазон: 7,8 – 36,9 месяцев). У двух пациентов, которые прошли неоадъювантную химиотерапию, развился пневмонит 3 класса: у одного на 5,6 месяце, а у другого на 4,5 месяца после ПТ. Этим пациентам были назначены стероиды, но, в конечном счете, им потребовалась кислородная терапия. По сравнению с пациентами, получавшими только ПТ, перенесшие неоадъювантную химиотерапию имели более высокий уровень симптоматического пневмонита: 54,5% (6 из 11) по сравнению с 12,5% (2 из 16), p = 0,018 по критерию хи-квадрат. Кроме того, суммарная доза ПТ была выше у пациентов с пневмонитом 2 класса или более, чем у тех, которые имели пневмонит меньше 2 класса (средняя доза: 78 изоГр по сравнению с 76 изоГр), хотя разница оказалась незначительной. Наиболее распространенной токсичностью 3 класс после ПТ был дерматит, который перенесли 3 пациента (11%). Дерматит 2 класса случился у 8 пациентов (29,6%). Острый эзофагит 3 и 2 класса случился соответственно у 1 пациента (3,7%) и у 6 пациентов (22,2%). Среди пациентов, которые подверглись неоадъювантной химиотерапии (n = 11), у 2 (18%) развился 4 класс нейтропении; однако все 11 пациентов смогли завершить 2 цикла неоадъювантной химиотерапии. Ни у одного пациента до конца наблюдения не наблюдалось тяжелой поздней токсичности, такой, как лучевая миелопатия, перикардит или переломы ребер.

ОБСУЖДЕНИЕ

В нашем учреждении 1- и 2-летняя общая выживаемость исследуемой группы была 92,3% и 51,1% соответственно. В более ранних публикациях 1- и 2-летняя общая выживаемость пациентов с III стадией НМРЛ, перенесших ПТ с или без химиотерапии, соответственно составила 65,5% – 86% и 39,4% – 58,9% 15, 16, 19–21. В настоящем исследовании достоверность 2-летней общей выживаемости сомнительна из-за короткой медианы последующего наблюдения (15,4 месяцев), но мы считаем, что представленные здесь результаты приблизительно эквивалентны предыдущим исследованиям. Общая выживаемость значительно выше у пациентов, которые подверглись химиотерапии, чем у тех, кто не подвергся, но при этом химиотерапия не оказала существенного влияния на показатели локального контроля и выживаемости без прогрессирования. Из-за ретроспективного характера исследования систематическая погрешность в отборе пациентов, которые подверглись или не подверглись химиотерапии, была выше, чем могла бы быть в проспективном исследовании.
1- и 2-летняя частота локального контроля во всей группе составила соответственно 68,1% и 36,4%. Не наблюдалось никаких существенных различий при использовании химиотерапии, но частота локального контроля была значительно выше в случае аденокарциномы, чем в случае плоскоклеточного рака. Мы считаем, что этот результат отражает погрешность гистологической категории в пределах клинических стадий. Хотя разница была незначительная, большинство пациентов с IIIA стадией (60%) имели аденокарциному, а большинство пациентов с IIIB стадией (60%) – плоскоклеточный рак.
1- и 2-летняя выживаемость без прогрессирования во всей группе составила соответственно 39,9% и 21,4%. Возможным объяснением низкой выживаемости без прогрессирования является высокий уровень отдаленного метастазирования после лечения. Однако, даже в ранее опубликованных исследованиях 1- и 2-летние показатели выживаемости без прогрессирования составили соответственно только 24,2% – 63% и 16,1% – 29,2%, таким образом, нынешние результаты сопоставимы 15,16,19–21.

Что касается острых нежелательных явлений, то у 2 пациентов развились осложнения со стороны легких 3 класса. Обоим была проведена химиотерапия, а также ПТ. Таким образом, заболеваемость постлучевым пневмонитом 3 класса была значительно выше у пациентов, которые подверглись химиотерапии, чем у тех, кто ее не переносил. Сочетание радиотерапии и химиотерапии, как известно, потенциально приводит к увеличению риска возникновения постлучевого пневмонита 22, 23. Кроме того, 1 пациент, у который развился постлучевой пневмонит 3 класса имел в анамнезе тяжелую эмфиземы легких до развития НМРЛ, поэтому эмфизема стала причиной ухудшения состояния на фоне резвившегося пневмонита.

Хотя наиболее распространенной токсичностью 3 класса оказался дерматит, который был вылечен лишь препаратами наружного применения. 3 пациента, у которых развился дерматит 3 класса, облучались с применением единственного доступа. По сравнению с пациентами, которые облучались с применением 2-х доступов, у тех, к которым был применен 1 доступ, развился дерматит 2 класса и более высокий [63,6% (у 7 из 11) по сравнению с 25% (у 4 из 16), p = 0,015 по хи-квадрат критерию]. Пациенты, у которых развился дерматит 3 класса, полученная кожей доза была охвачена 80%-100% изодозного объема. Так как кожная доза увеличивается при 1-доступном облучении, мы предлагаем в будущем все облучение проводить с помощью нескольких доступов.

У 1 пациента, у которого были метастазы трахеобронхиальных лимфатических узлов, развился острый эзофагит 3 класса, так как эзофагиенальная доза была охвачена 100% издозного объема.
В этой группе не наблюдалось токсичности 4 класса или выше. Таким образом, результаты исследования показывают, что ПТ с или без химиотерапии является допустимым и относительно безопасным методом лечения НМРЛ III стадии. На момент последнего наблюдения у наших пациентов не наблюдалось тяжелой отдаленной токсичности, но дальнейший мониторинг не проводился.

По материалам недавних клинических исследований с участием пациентов с III стадией НМРЛ, перенесших химиолучевую терапию, 2-летняя общая выживаемость составила 41 – 60% 24, 25. Эти показатели сопоставимы с данными после ПТ в настоящем исследовании, и, таким образом, какие-нибудь преимущества ПТ на первых взгляд не очевидны. Однако, многие клинические исследования исключают пожилых пациентов, а настоящее исследование, наоборот, включало много пациентов пожилого возраста. Таким образом, преимущество ПТ может восприниматься как равнозначная показателям выживаемости, достигнутым в социально незащищенных слоях населения. Недавно Bradley с соавторами (26) сообщили, что повышение дозы снизили показатель выживаемости, и, что средняя полученная сердцем доза была сопряжена с увеличение смертности после химиолучевой терапии. Эти результаты позволяют предположить, что повышение дозы лучевой терапии имеет свои пределы. Сопоставляя эти факты, они показывают, что доза, полученная здоровыми структурами, при ПТ ниже, чем при лучевой терапии 27. Таким образом, по сравнению с лучевой терапией, с повышением дозы от ПТ можно ожидать уменьшение токсичности и улучшение клинических результатов.

Хотя период диспансерного наблюдения оказался коротким, наши предварительные результаты эффективности и токсичности ПТ при лечении III стадии НМРЛ являются удовлетворительными. Многие пациенты получили возможность лечиться без необходимости в госпитализации и в данной группе не возникли угрожающие жизни побочные явления. Появилась возможность для совершенствования таких факторов, как методы лечения и суммарная доза, которые используются в нашем учреждении. Если сохранность здоровых структур в дальнейшем будет усовершенствована, то показания для проведения ПТ будут расширяться для пациентов с осложнениями и пожилых пациентов. Протонная терапия полезна для лечения III стадии НМРЛ, и ожидается, что показания для ПТ расширятся с увеличением старения населения, например, в Японии.

ВЫВОДЫ

Протонная терапия является достоверным и относительно безопасным вариантом лечения III стадии НМРЛ. В данном исследовании острая токсичность, возникшая на фоне лечения, была контролируема. Хотя период диспансерного наблюдения оказался коротким, предварительные результаты являются удовлетворительными. Однако, отдаленная токсичность остается неясной, и для уточнения этих последствий следует продолжить наблюдение за пациентами.

 

 

Авторы:
перевод и адаптация - Алексей Левчук
Источник:
Поделиться:

Статьи по теме

О методе лечения
Подготовка педиатрических пациентов перед проведением протонной терапии

Анестезия часто используется в протонной терапии (ПТ) для педиатрических пациентов, что может продлить время процедуры. Целью исследования было изучение подготовки педиатрических пациентов для обеспечения бесперебойную работу ПТ.

О методе лечения
Каковы преимущества протонной терапии для больных раком молочной железы?

Точность и низкое воздействие излучения при протонной лучевой терапии являются неинвазивными, и этот малоопасный метод для лечения рака молочной железы используется для уничтожения раковых клеток или тканей.

О методе лечения
Клиническое исследование о применении протонотерапии в лечении рака анального канала

ЦИНЦИННАТИ — Клиническое исследование, проходившее в медицинском центре детской больницы Цинциннати /центре протонной терапии УЦ, изучает особенности данного вида излучения, чтобы улучшить исходы и качество жизни пациентов с раком анального канала.

О методе лечения
Лечение глиобластомы с помощью протонной терапии

Сейчас многие из наших пациентов, имеющих глиобластому, живут гораздо дольше, чем это было в прошлом. Снижая объём здоровых участков головного мозга, подвергающихся облучению при лучевой терапии, мы надеемся, что пациенты будут иметь лучшие когнитивные функции, лучшее качество жизни, и это имеет значение не только для пациентов, но также и для их семей и лиц, осуществляющих уход за ними.

О методе лечения
ОБЭ протонов: 1,1 — это просто миф?

Раде Мохан продемонстрировал результаты опытов, во время которых ОБЭ была исследована на разной глубине сканирующих протонных лучей и по множественным клеточным линиям.

О методе лечения
Тематический обзор: Значения относительной биологической эффективности (ОБЭ) для протонной лучевой терапии. Вариации в зависимости от биологических параметров, дозы и линейной передачи энергии

Основанный на доступных в опубликованной литературе экспериментальных данных, данный обзор содержит анализ взаимосвязи ОБЭ с дозой, биологической системой и физическими свойствами протонных лучей. 

О методе лечения
Научное исследование: Расчеты дневной дозы, основанные на конусно-лучевой компьютерной томографии и деформируемой регистрации для адаптивной протонной терапии.

Расчеты дозы протонов, основанные на ДРИ и КЛКТ показали многообещающие результаты. Тем не менее, расчеты протонной дозы были более чувствительны к ошибкам регистрации, нежели дозы ЛТМИ, в частности, в областях с высоким градиентом дозы.

 

О методе лечения
Повторное Облучение с помощью Протонной Терапии при Рецидивных Глиомах

Повторное протонное облучение рецидивных глиом, в целом, переносится хорошо и связано с благоприятной долгосрочной выживаемостью у пациентов с НСГ и глиомами III степени. Коэффициент возникновения лучевого некроза составил 10%, что является незначительным показателем, учитывая высокую суммарную дозу облучения у этих пациентов.

О методе лечения
Задержка дыхания безопасна при проведении протонной терапии с PBS

Протонная терапия с использованием PBS (сканирования карандашным пучком) передает к опухоли более точную дозу облучения по сравнению с пассивно рассеянными протонами или протонной терапией. Тем не менее, при лечении опухолей в движущихся органах, например, в легких, могут возникнуть сложности, вызванные несовпадением между движением опухоли и движением протонного луча. 

О методе лечения
Трудности использования протонов для лечения детей

Благодаря своей способности передавать высокодозное конформное облучение при минимальном воздействии на ткани, не подлежащие облучению, протонная терапия идеально подходит для пациентов детского возраста. Но, как пояснила Анита Махаян на собрании  PTCOG 52 в г. Эссен (Германия), при лечении детей врачи сталкиваются со специфическими трудностями и ограничениями.

О методе лечения
7-летняя девочка из Индианы с опухолью мозга проходит специальное лечение протонами

У Линли доброкачественная опухоль мозга величиной с грецкий орех, которая называется краниофарингиома. Она окружает железу, регулирующую выработку жизненно важных гормонов и может вызвать нарушения зрения.

О методе лечения
Протонная терапия «так же эффективна и менее токсична»

Протонная терапия так же эффективна для лечения медуллобластомы — опухоли мозга у детей, — как и традиционная лучевая терапия; более того, она имеет меньше отдаленных побочных эффектов, таких как потеря слуха и когнитивные расстройства. К такому выводу пришли эксперты Массачусеттской многопрофильной больницы (MGH) в результате проведенного исследования.

О методе лечения
Протонная терапия рака анального канала с применением технологии сканирования тонким карандашным пучком

Представлено исследование, сопоставляющее планы лечения фотонной лучевой терапии (IMRT) и сканирующей протонной лучевой терапии (PBT) плоскоклеточного рака анального канала. Планы PBT предлагают значительное снижение (>50%, P=0.008) доз облучения тонкого кишечника, костного мозга в тазовых костях, тем самым предлагая потенциальную возможность снижения облучения кишечника и гематоксичности.

О методе лечения
Семья на седьмом небе от счастья – рак Дестини в стадии ремиссии

Маленькая девочка, сражавшаяся за свою жизнь, наконец начала побеждать, и рак отступает.

О методе лечения
Перспективы и препятствия радиотерапии тяжелыми частицами. Часть I

Протонная терапия как наиболее распространенная форма радиационной терапии с использованием тяжелых частиц не является новым изобретением, но она получила большую огласку в связи с высокой ценой установки оборудования и эксплуатации в быстро возрастающем количестве лечебных центров

О методе лечения
Перспективы и препятствия радиотерапии тяжелыми частицами. Часть II

Протонная терапия как наиболее распространенная форма радиационной терапии с использованием тяжелых частиц не является новым изобретением, но она получила большую огласку в связи с высокой ценой установки оборудования и эксплуатации в быстро возрастающем количестве лечебных центров

О методе лечения
Протонная терапия и химиотерапия для лечения мелкоклеточного рака легких

Флоридский институт протонной терапии представил результаты лечения одновременной химиотерапией и протонной терапией первых шестерых больных мелкоклеточным раком.

О методе лечения
А знали ли вы?

О методе лечения
Протонная терапия оказалась единственной надеждой для женщины из Нью-Йорка которая испытала на себе последствия традиционной лучевой терапии

В течение 13 лет Мэри Ланути жила здоровой женщиной, любящей свой дом и семью. Но побочный эффект традиционной радиотерапии, использовавшейся для лечения рака прямой кишки 13 лет назад, проявился. Мэри была шокирована обнаружив что она снова больна раком.

 

О методе лечения
Случай для протонной терапии

Из разговора на встрече Американского Сообщества Клинической Онкологии: Анита Махаджан, глав-врач из Техасского Университета M.D. Anderson Cancer Center в Хьюстоне.

О методе лечения
О режиме активного сканирования карандашным пучком (PBS)

Как известно, протонная терапия является наиболее безопасным и совершенным методом, с точки зрения снижения побочных эффектов. Но при этом технология подведения пучка к опухоли не стоит на месте и продолжает развиваться.

О методе лечения
Протонная терапия: достижения и значимые преимущества

Мы являемся свидетелями новой эры протонной терапии. В течение трех последних десятилетий исследования были сфокусированы в основном на случаях при опухолях головного мозга, простаты и случаях в педиатрии. Теперь исследователи обратили внимание на клинически значимые преимущества метода в случаях с высоким уровнем заболеваемости. Особенно это относится к раку легкого и раку молочной железы. Начальные результаты доказывают перспективность работ, особенно для рака легких, который остается опасностью №1.

О методе лечения
Пациенты, получавшие лечение рака предстательной железы (РПЖ) на системах протонной терапии, довольны результатами

Исследования, относящиеся к раку предстательной железы у пациентов, получавших протонную терапию, показали хороший результат и общую удовлетворенность лечением.В докладе, опубликованном на прошлой неделе на Национальной Конференции Протонной Терапии в Вашингтоне, округ Колумбия, включил 2,000 пациентов, с 1991 по 2010 год прошедших курс протонной терапии в ходе лечения рака простаты.

О методе лечения
Протонная терапия: неизведанные границы и доказанные клинические результаты

Эффективность протонной терапии при лечении рака была успешно доказана на опыте лечения более 83 000 пациентов.