Стоимость

Протонная терапия рака получает повышенное внимание

Оборудование для протонной терапии используются при лечении онкологических больных. Чтобы увидеть бурный рост протонотерапии, дорогостоящего и обсуждаемого способа лечения раковых опухолей, посмотрите на бельгийские рекламные щиты.

Бельгийская компания Ion Beam Applications SA, которая возглавляет мировой рынок крупногабаритного оборудования для протонотерапии, в последнее время продает так много систем, что нуждается в расширении своего 1200 штата новыми 400 работниками. В этом году она предприняла по всей стране массовый набор персонала, благодаря радио и газетным заметкам, наряду с десятками рекламных щитов и плакатов.

Было очень трудно избежать рекламной кампании IBA», – сказал исполнительный директор Оливье Легрен.

Протонная терапия является одной из форм лучевого лечения онкологических заболеваний, которая использует положительно заряженные частицы для уничтожения опухолевых клеток. В отличие от традиционной лучевой терапии, использующей рентгеновские лучи, протоны могут быть доставлены таким образом, чтобы донести большую часть своей энергии к опухоли и свести к минимуму повреждение окружающих здоровых тканей. Рентгеновские лучи, в отличие от этого, теряют энергию, когда они проходят через тело, из чего следует, что ткань между опухолью и пучком получит более высокую дозу излучения, чем сама опухоль.

Эта технология существует примерно с 80-х годов, но до недавнего времени спрос был сдержанным из-за высокой стоимости и ограниченных данных того, что такой метод лечения имеет финансовый смысл. Строительство центров протонной терапии может превысить стоимость в $200 млн., и их эксплуатация дороже, чем центров с традиционной радиотерапией. В то время как высокий ценник является оправданным при лечении детской онкологии и небольшого количества взрослых случаев, таких как опухоли основания черепа, жюри все еще не на стороне ее рентабельности для наиболее распространенных видов рака. Для некоторых стран это означает, что было бы дешевле отправить пациентов на лечение за границу: с 2008 года Великобритания направила своих пациентов в центры, находящиеся в США, которая лидировала во внедрении протонной терапии.

В течение многих лет ситуация, в которой находится протонная терапия, напоминает "Уловку-22": Медучреждения не хотят делать многомиллионные вложения, основываясь на слабых доказательствах, но без большего количества лечебных центров нет никакой возможности обеспечить достаточную доказательную базу, чтобы подтвердить целесообразность технологии.

Однако в последние пять лет, согласно данным IBA, общее количество комнат протонотерапии в мире увеличилось почти в два раза (171). В 2014 и 2015 годах были подписаны сделки, включающие в общей сложности 66 новых лечебных комнат, а в соответствующий двухгодичный период их было всего лишь 17.

На это повлияло сочетание некоторых факторов, что явилось стимулом более высокого спроса на технологию. Во-первых, IBA и другие поставщики, такие как Hitachi Ltd. and Varian Medical Systems Inc., разработали компактные центры, которые занимают меньше места, и их установка обходится дешевле в 2-4 раза. Установка этих систем стоит от $40 до $50 млн.

«Мы не могли бы раннее оправдать строительство большого центра протонотерапии», – сказал Марк Декрамер, руководитель бельгийской клиники UZ Leuven, который в этом году объявил о планах по внедрению технологии.

Он сказал, что хотя доказательства эффективности затрат протонной терапии все еще слабы, наличие оборудования, которое должно вступить в строй к середине 2018, сделает больницу «частью клуба», позволяя ученым проводить клинические исследования, сопоставляя протонную терапию с традиционной лучевой терапией.

«Это больше, чем престиж», – сказал он. «Нам нужны такие инвестиции, чтобы убедиться, что мы по-прежнему впереди других. Это также дает возможность проводить исследования с помощью этой установки».

Также участилось принятие решений некоторыми системами здравоохранения по оплате затрат на строительство центра, а не направление пациентов на лечение за границу. В 2013 году Великобритания решила израсходовать £250 млн. ($360 млн.) для размещения крупных лечебных центров в двух клиниках в Англии, поэтому она может прекратить отправку пациентов в США.

В 2012 году прорыв, совершенный учеными из университета Пенсильвании, также помог стимулировать спрос на технологию, сказал г-н  Легрен. Ученые использовали технику, известный как сканирование карандашным пучком, которая передает протоны, так что они заполняют трехмерную форму опухоли. Ранее онкологи-радиологи использовали менее точный метод для направления пучка к приблизительно двухмерному контуру опухоли.

 

Прогресс «раскрыл потенциал протонной терапии», сделав возможным получить доступ к нескольким типам опухолей, которые были недоступны, – сказал г-н Легрен. Это дало сторонникам большую доказательную базу рентабельности протонной терапии. Статья, опубликованная в этом году в журнале Cancer, приходит к выводу, что протонная терапия может быть экономически целесообразной для опухолей головного мозга у детей и специфических видов рака молочной железы, легких и раковых образований головы и шеи».

 

Исследование в 2013 году подсчитало, что для пациентов с раком простаты протонная терапия стоит $32428 за курс лечения по сравнению с $18575 для традиционной лучевой терапии. Но сторонники считают, что протонная терапия может оказаться менее дорогостоящей, чем традиционная радиотерапия в долгосрочной перспективе, путем сокращения расходов на лечение побочных эффектов от традиционной лучевой терапии.

Методические рекомендации, опубликованные в 2014 году Американским обществом радиологии и онкологии, также помогли укрепить положение протонотерапии. Они рекомендовали, чтобы медицинские страховые компании покрывали расходы на протонную терапию всем онкологическим пациентам, участвующим в клинических испытаниях, а не только тем, у которых лечение имеет доказательную рентабельность.

Тодд Кетч, исполнительный директор Национальной ассоциации по протонной терапии, сказал, что страховое покрытие протонной терапии в США неоднозначно. Хотя некоторые страховые компании «явно оценивают как ближайшие, так и отдаленные преимущества протонной терапии для некоторых пациентов, которые борются с раком», другие же требуют пациентов «совершать внушающие административные согласования и подачи апелляций для получения покрытия».

 

Джастин Бекелман, онколог-радиолог из клиники университета Пенсильвании, который использует протонную терапию с 2010 года, отметил, что лечение имеет «огромный потенциал, но мы еще не закончили нашу работу, чтобы продемонстрировать все то, на что она способна. На данный момент я не могу представить себе мир без протонной терапии, но я не уверен, что это лучшее, что мы делаем».
Авторы:
перевод и адаптация - Алексей Левчук
Источник:
Поделиться: